Слежка по-олимпийски-2: сбор метаданных

Слежка по-олимпийски-2: сбор метаданных
19.11.2013 | 19:58

Чем ближе Олимпиада, тем лихорадочнее выглядит деятельность российских силовиков. Между тем, если введение режима регистрации россиян в Сочи на время Игр и участившиеся учения в городе можно хотя бы частично объяснить желанием предотвратить теракты, то документ, подписанный Дмитрием Медведевым на днях, к борьбе с терроризмом точно не имеет отношения.

Он недвусмысленно разрешает сбор данных о телефонных переговорах и интернет-контактах организаторов Олимпиады, спортсменов и иностранных журналистов.

Мы с Ириной Борогануже писалио созданной в Сочи системе прослушки и слежки, однако постановление Медведева принятые меры значительно дополняет.

Подписанное 8 ноября российским премьеромПостановление правительства№ 1003называется Об особенностях оказания услуг связи и о порядке взаимодействия операторов связи с уполномоченными органами, осуществляющими оперативно-разыскную деятельность, на территории г. Сочи в период проведения XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в г. Сочи.

Этот документ предусматривает создание базы данных на абонентов всех видов связи, включая Интернет, в местах публичного доступа (WiFi) в объеме, равном объему информации, содержащейся в олимпийском и паралимпийском удостоверении личности и аккредитации. То есть база данных будет содержать не только имя и фамилию абонента, но и более подробные сведения, которые гарантируют его стопроцентную идентификацию. При этом база данных будет содержать, в том числе, сведения о расчетах за оказанные услуги cвязи, в том числе о соединениях, трафике и платежах абонентов.

На языке спецслужб это называется сборметаданных.

Летом этого года обнародованная Эдвардом Сноуденом информация о сборе метаданных американцев вызвала скандал и возмущение незаконным вторжением спецслужб в частное пространство граждан. Выяснилось, что Агентство национальной безопасности в течение нескольких лет собирало обширные массивы данных о сообщениях электронной почты американцев федеральный судья Апелляционного суда по делам о надзоре за иностранными разведками каждые 90 дней выдавал ордер на массовый сбор таких сведений.

Общественный резонанс внутри США был огромен, поскольку сбор метаданных хотя и не является по сути перехватом сообщений или прослушкой, но все равно позволяет узнать о человеке очень многое: круг общения, частота связей, где он находился в конкретный момент.

Возмутились не только американцы, история вокруг сбора метаданных вызвала резкую критику прокремлевских структур, специализирующихся на изучении нарушений прав человека в США. Например,Институт демократии и сотрудничества, председателем правления которого является Анатолий Кучерена, по совместительству адвокат Эдварда Сноудена, в докладе Права человека в США. 2013 прямо называет сбор метаданных на американцев нарушением Конституции. Институт приводит свое определение метаданных: Метаданные включают в себя сведения о лицах, с которыми ведёт общение объект запроса, из какого места и с какого устройства, равно как и длительность общения (а также его тематика, если данные собираются с электронной почты).

При этом в России метаданные тоже относятся к тайне частной жизни. В сентябре 2012 года Верховный суд РФдал разъяснения, согласно которым номер абонента, а также информация о соединениях между абонентами считается информацией, составляющей тайну телефонных переговоров. И получение данных сведений связано с вторжением в личную жизнь и влечет ограничение конституционных прав граждан на тайну телефонных переговоров, поэтому для доступа к указанным сведениям органам, осуществляющим оперативно-разыскную деятельность, необходимо получение судебного решения.

Теперь о тех, кто попадет в базу данных, создаваемую в Сочи. Согласно тексту постановления, в нее попадут не только организаторы и участники Игр, включая сотрудников Международных олимпийского и паралимпийского комитетов, сотрудников Всемирного Антидопингового агентства WADA, представителей Спортивного арбитражного суда, членов Международных спортивных федераций, национальных олимпийских комитетов, спортсменов, врачей и техперсонал команд и даже cудей.

В список отдельной строкой внесены иностранные информационные агентства и средства массовой информации, и абзацем ниже, на всякий случай, еще раз упомянуты аккредитованные журналисты и фотографы.

При этом информация, собранная в этой базе данных за время Олимпиады, будет хранится в течение трех лет и к ней будет иметь доступ ФСБ путем осуществления круглосуточного удаленного доступа к базам данных об абонентах. То есть в течение трех лет ФСБ будет иметь возможность дистанционно изучать, кому, когда и как часто звонили спортсмены, судьи и журналисты, посетившие Игры.

Во всей этой истории любопытны две вещи. Во-первых, что постановление не является секретным, и во-вторых, что ответственным за сбор и обработку данных назначена не ФСБ или даже операторы, но оргкомитет Олимпийских Игр.

Это означает, что российские власти считают слежку за гостями Олимпиады настолько естественным делом, что, не задумываясь, назначили ответственным за нее Оргкомитет Олимпиады. Оргкомитет это тоже, видимо, не смущает.

Отдельный вопрос, услышим ли мы реакцию г-на Кучерены на российскую процедуру сбора метаданных.